10 апреля  1826 года в Греции произошло событие, которое навеки останется в памяти Греции и всей прогрессивной Европы того времени. Героический исход из осажденного города Мессолонги. Событие, которое потрясло пол-мира своей трагичностью и героизмом. Мученичеством тысяч православных греков, борцов за независимость своей страны.

733.jpg

Картина Эжена Делакруа. Греция на развалинах Мессолонги.

Третья осада города Мессолонги и трагический исход из города – одно из самых значимых событий греческой борьбы за независимость 1821-1829 гг. Событие это вдохновило великого греческого поэта Диониссия Соломоса на написание знаменитого произведения «Свободные осажденные».

Мессолонги расположен на западе Средней Греции, в устье рекиАхелоос, которая в своём впадении вИоническое мореобразует полупресную мелководнуюлагунудлиной в 27 км и шириной в 14 км. Греки именуют её лимно-таласса (озеро-море), сродни южно-русскому (греческого корня)лиман. В самой лагуне расположена дюжина островков и рыбацкий городок Этолико. В Греции десятки мощных крепостей, но этому городку с его низкой стенкой, которую сами защитники, шутя, называли «коровьим загоном», было суждено в годы Освободительной войны затмить славу всех остальных крепостей.

С началом Греческой революции в марте 1821 года Мессолонги стал её основным центром на западе Средней Греции. В декабре 1822 года османские силыне сумели взять город. Турки не смогли взять город и во время кратковременной осады в сентябре -октябре 1823 года.

Сразу после Второй осады в город прибыл лорд Байрон, который и умер в Месолонгионе в апреле 1824 года. Вклад лорда Байрона в дело Греческой революции и в укреплении порядка и обороны города Мессолонги огромен. Своей смертью Байрон приковал внимание к этому городу ещё до начала Третьей осады.

В апреле 1825 года большое войско турецкого паши Кютахья (сына грузинского православного священника, обращенного в детстве в мусульманство и сделавшего грандиозную карьеру в турецкой армии), состоящее из турок и албанцев, окружает город Мессолонги. Турки ведут непрерывный артобстрел города, но жителя успешно обороняются. Огромную роль в обороне города занимают женщины – подносят пушечные ядра, ухаживают за ранеными, ночью засыпают и ремонтируют разрушенные стены и укрепления крепостей.

К июню турецкий флот перекрывает город со стороны моря, практически отрезав снабжение осажденных. Несколько раз греческому флоту удается прорвать блокаду, чтобы снабдить город провиантом.

Подробности о событиях в осажденном городе стали достоянием истории благодаря филэлину швейцарцу Иоганну Якобу Мейеру, который издавал в осажденном городе газету «Эллиника Хроника»(Греческие хроники).

В осажденном городе находились, кроме греков, люди многих национальностей, боровшиеся с греками бок о бок и разделившие с ними трагическую участь – русские, швейцарцы, немцы, финны, шведы, американцы, итальянцы, поляки и мн.другие. Турки предприняли множество попыток подкопов, насыпей, хитрых атак – но все они были успешно отбиты мессолонгитами, которым помогали опытные инженеры. 2 июля турки взрывают свой первый подкоп под Большим бастионом, но отступают под градом камней. В этом камнеметании участвуют и дети.

1

                                 Картина французского живописца де Ланзака о жертве мессолонгитиссы.

 

18 июля Кютахья посылает письмо осаждённым и предлагает сдачу на «благоприятных условиях», но осаждённые отвечают, что Мессолонги можно взять только оружием.

21 июля турки предпринимают генеральный штурм. Им удаётся взять несколько бастионов и зайти за стену, но осаждённые изгоняют их с большими потерями.

23 июля греческий флот под командованием прорывает морскую блокаду, установленную Хосрефом, топит один и захватывает второй турецкий корабль и, главное, снабжает осаждённых продовольствием и боеприпасами.

В ночь с 25 на 26 июля была совершена одновременная атака осаждённых и отрядов снаружи под командованиемКараискакисаиКицоса Тзавеласана лагерь Кютахьи. Турки понесли большие потери. 28 июля капитан Миаулис высаживается в городе и осматривает бастионы под артиллерийские салюты осаждённых в честь флота. На следующий день вновь выходит «Эллиника Хроника». 30 июля греческий флот уходит из Мессолонги.

7 августа по просьбе осажденных Караискакис отдаёт для усиления гарнизона 1450. Силы осаждённых достигают 3 тысяч человек опытных бойцов.

В конце августа в город прибывает известный сапёр, который взрывает подкоп под позицией турок, и осаждённые после контратаки снова разбрасывают холм. Многие албанские военачальники, потеряв всякую надежду на взятие города, забирают свои отряды и уходят.

13 сентября осаждённые снова просят подкрепления, и в город входит 300 бойцов.

21 октября газета «Эллиника Хроника» печатает впервые Гимн Свободе поэтаДионисиоса Соломоса, первые четверостишия которого через несколько десятилетий станут Национальным гимном Греции.  

24 октября в Наваринский залив прибывает мощный турецко-египетский флот из 135 кораблей. На борту кораблей прибыли египетские подкрепления:10 тысяч бойцов.

К концу октября жители Мессолонги, считая что опасность уже прошла, возвращают свои семьи с находящегося под британским контролем острова Каламос, чем усугубляют продовольственную ситуацию в городе. С другой стороны, греческие политики, погрязшие в междоусобице, не оказывают городу никакой помощи. Как писал француз Фабре в своей «Истории об осаде Мессолонги», изданной в Париже в 1827 году: «если бы только 6 тысяч солдат оказали содействие защитникам города, то и осада была бы снята, и армия Ибрагима была бы разбита»

mesologi_teleutaia_metalipsi.jpg

12 декабря египетские войска высаживаются к юго-востоку от Мессолонги, и к городу подходит египетский авангард во главе с французскими офицерами, а  26 декабря  подошёл сам Ибрагим и разбил палатку.Новый 1826 год Мессолонги встречает тесно блокированной с суши и с моря объединёнными армиями и флотами Османской империи и вассального Египта7— 9 января греческой флотилии удаётся прорвать морскую блокаду и снабдить город в последний раз. Капитан Миаулис предлагает забрать женщин и детей, чтобы облегчить продовольственную ситуацию, но гарнизон не хочет расставаться с семьями, тем более, что никто не берёт на себя заботу о семьях.В начале января в город сумели войти последние подкрепления— 600 бойцов.

14 февраля 40 орудий Ибрагима, которыми командуют бывшие наполеоновские артиллеристы, обстреливают непрерывно город, и в тот же день ещё 20 турецких кораблей встали в лагуне. В течение трех дней, с 12 по 15 февраля, турки выпустили по городу 8570 ядер. 15 февраля турки находятся в 100 шагах от стенки города и в ночь с 15 на 16 февраля турки предпринимают внезапную атаку на Большой бастион, но созданный осаждёнными «Резерв» в 250 бойцов под командованием Кицоса Тзавеласа отбивает эту атаку. Более того, осаждённые предпринимают генеральную контратаку, и Ибрагиму пришлось мобилизовать всю свою армию, чтобы вернуть осаждённых за стены.

Осада усугубляется. Турки захватывают почти все близлежащие к городу островки.

Согласно издателю «Эллиника Хроника», швейцарцу Майеру, с 12 февраля по 1 марта турки выпустили по городу 17 тысяч ядер.

20 февраля выходит последний выпуск «Эллиника Хроника».

8 марта Ибрагим предлагает осаждённым оставить город, сдав перед этим своё оружие, но осаждённые с негодованием отклонили условие сдачи оружия.

13 марта Ибрагим делает новые предложения осаждённым. В ответ повстанцы требуют свободного выхода при оружии, а жители со своими ценностями. Ибрагим не принимает эти условия.

К середине марта голод вынуждает осаждённых забить и съесть всех мулов и ослов, находившихся в городе, но их хватило только на 3 дня. С 20 марта в Мессолонге уже поедают сначала кошек, затем собак, потом мышей. Когда заканчиваются и они, переходят на водоросли, которые приходится варить 5 раз, чтобы уменьшить горечь. 22 марта Ибрагим и Кютахья в своем письме требуют, чтобы жители оставались в городе, а защитники сдали оружие. Гарнизон отклоняет их требования. 23 марта уже были отмечены первые случаиканнибализма. Родственники поедали своих умерших. Не было возможности ловить рыбу, вся рыба ушла из-за пушечной канонады. Вода была ужасна. Грязная, зараженная, но ее пили. Дети умирали на руках у матерей. Везде были трупы, которые негде было хоронить.

24 марта 139 бойцами под командованием сулиота Кицоса Дзавеласа на островке Клисова, последнем свободном островке перед Мессолонги – была одержана грандиозная победа. 139-ю бойцами были убиты более 2500 турок и египтян, в том числе и зять Ибрагим паши. Если бы не сильный голод в городе, эта победа могла бы стать решающей для греков.

После последней неудачной попытки греческого флота прорвать блокаду, 4 апреля турки вновь обратились к осаждённым с предложением о сдаче. Осаждённые отклонили и это предложение. 9 апреля военачальники и епископ  Иосиф (Рогон) собираются в доме Тзавеласа и согласовывают детали прорыва. Все военачальники придерживались мнения, что если бойцы смешаются с гражданским населением, никто из прорыва живым не выйдет. На отдельный прорыв семей не было никаких надежд. Зная, какая участь уготована турками для женщин и детей, военачальники, опустив головы, единогласно уже приняли решение перебить детей и женщин, когда поднялся епископ: «Во имя Святой Троицы… я вам оставляю проклятие Бога и Богородицы…» После чего епископ сел и заплакал. Тогда было принято решение, что гражданское население образует отдельную колонну, которую кроме вооружённых родственников будут сопровождать 200 бойцов. Матерям было дано указание дать младенцам наркотик, чтобы они не плакали. 300 больным и 300 раненным были предоставлена вода и боеприпасы для их последнего боя. Прорыв было запланировано произвести тремя колоннами и в 3-х местах, после чего гражданское население имело шанс скрыться в топях.

Самый большой пороховой погреб в городе взял на себя старик Капсалис, который с вечера ходил по улочкам города, объявляя «если есть больные и старые, желающие для себя быстрой и достойной смерти, приходите ночью к пороховому складу».

Греческое слово Эксодос (прорыв, исход) было использовано и в других языках применительно к другим историческим событиям, но для греков слова Эксодос и Мессолонги стоят рядом. Турки были оповещены сбежавшим к ним подростком, то ли греком, то ли албанцем. НаступалоВербное Воскресение. Помолившись, греки с глубокой верой полагали, что как воскрес Лазарь, так и в Лазареву Субботу Господь помилует своих верных...

Прорыв начался в 2.15. Голос предателя внес смуту в колонны гражданских. Началась резня. Сражались женщины. Жена Тзавелоса, беременная, с двумя маленькими детьми на руках, бросила маленького сына туркам, чтобы иметь возможность сражаться. Некоторые из женщин, не видя надежды на спасения, убивали детей и убивали себя. Из прорыва смогли вырваться живыми около 1300 человек, среди них около 300 гражданского населения, и не более 100 женщин. Среди погибших были военачальник месолонгиотов Радзикоцикас,  Падиамантопулос (дед будущего французского поэта Жана Мореаса, инженер Коккинис, издатель газеты швейцарец Майер со своей женой. Среди погибших филэллинов были немецкий полковник Делоней, польский полковник Джарджавский, барон Латербах и другие филэллины более 20 национальностей, имена которых в Греции помнят и чтят. Всем им поставлены монументы и памятники в «саду героев» - священном месте города Месолонги.

Колонна гражданского населения не сумела прорваться и повернула к городу, но резня и порабощения начались у городского рва. Те, кто сумел войти в город, пытались занять бастионы, оказывая отчаянное сопротивление, но турки уже перешли стену. Священник Диамантис Сулиотис взрывает подкоп под Большим бастионом, а вслед за ним взрывают ещё 6 подкопов, отправляя в иной мир оказавшихся там турок. По всему городу идут вперемежку рукопашные бои и резня. Многие из гражданского населения, вспомнив Капсалиса, побежали к пороховому складу. Когда на складе не осталось свободного места, Капсалис выставил у окон молодых женщин и запер двери. В спешке турки и египтяне полезли на окна и на крышу. Когда турки ворвались, Капсалис подняв глаза к небу, со словами «Господи помилуй», взорвал погреб. Взрыв был услышан на большом расстоянии. На склонах гор, выжившие из прорыва перекрестились со словами «Капсалис взорвался».

Вооружённые раненые и больные продолжали сражаться до конца. Из 600 никто не выжил.

На рассвете 12 апреля держалась только прибрежная ветряная мельница. Здесь оборону возглавил епископИосиф (Рогон), который вернулся в город после неудавшегося прорыва гражданской колонны. Турки и египтяне осаждали её с суши и шлюпками. Немногочисленные защитники мельницы держались 2 дня без воды. Наконец, собравшись вокруг последнего бочонка пороха, последние защитники города решили положить конец своей жизни и обороне Мессолонги. Епископ дал добро архимандриту и тот взорвал бочонок. Епископа турки нашли полуживым. По приказу Ибрагима, окровавленный и весь в ожогах, епископ был повешен и умер в мучениях на следующий день.

В город срочно прибыли дипломаты из Патр. Британский консул Филипп Грин и австрийский аббат дон Микарели поздравили Ибрагима и Кютахью с триумфом «закона и порядка». Победители вскрыли и могилы. Грин взял «на память» два зуба от останков героя Маркоса Боцариса.

Отобрав предназначенных для рабства женщин и детей, 13 апреля турки отрезают у убитых уши, солят и отравляют в  Константинополь как подтверждение своей победы. Дон Микарели пишет: «для точности, 3100 пар ушей». Величайшая трагедия постигла женщин и детей. Женщины бросали своих детей в колодцы и бросались следом, топили младенцев в море и топились, подрывались на пороховых бочках. Те, кто был взят в плен, были отправлены на невольничьи рынки. На счет их судьбы нет никаких иллюзий. Греки, жившие за рубежом, предприняли большие усилия, чтобы выкупить плененных жителей Мессолонги, но удалось выкупить не более 450 человек, многие из которых были с отрезанными ушами и носами.

Но действительная победа осталась за осаждёнными. Героическая оборона и прорыв Месолонгиона всколыхнула либеральную и революционную Европу вопреки желаниям монарховСвященного союза. Мессолонги стал темой произведений художников Делакруаи Ланглуа, поэтовГётеи Миллера, и поднял волну филэллинизма среди интеллигенции и молодёжи. «Героическая оборона и эксодос Месолонгиона, продвинули Греческий вопрос как никакая греческая победа». Немецкий историк Мендельсон-Бартольди писал:

«В полном славы разрушении Месолонгиона были написаны большими и кровавыми буквами неразрешимая разница между эллинами и турками. Стало очевидно и ленивой и без энтузиазма дипломатии, что следует что-то предпринимать на Востоке, и что Движение греков невозможно замять и похоронить без шума». В результате в 1829 году с наконец-то настигнувшей помощью великих держав был подписан договор о независимости Греции.